ПЕРЕВОДЫ

Энтони Хект / Anthony Hecht

Глин Максвелл / Glyn Maxwell

Огден Нэш / Ogden Nash


на главную страницу

Огден Нэш / Ogden Nash

Моя тарелка пуста
Карась
Треска
Вдохновенный повар, или Как трудно сделать это просто.
Дегустация
Первопроходец
Имбирь
Корюшка
Свинья


Моя тарелка пуста

Бард прославляет женский взор,
Зовет устами -- рот,
Кто понежней поет о ней,
О бедрах обормот.
Все антологии стихов
От лирики распёрло,
Поэт избрал свой идеал
И не жалеет горла...
А я, не признанный нигде,
Слагаю похвалы еде.

Еда!
Да-да, еда!
Любая путная еда!
Тьфу на кухарку!
На цену -- плевать!
Вкусное сьесть,
Остальное сжевать!
Конечно, фазан -- несказан,
Черепаховый суп -- объеденье,
Для начинки в пирог, в круассан
Я омару отдам предпочтенье.
Но в общем годится и масло,
Но в общем не дурен и джем,
И чувство мое не угасло
К ершам, беляшам и дражже,
Ведь это еда.
Еда.
А еда мне мила всегда.
И, когда из-за рифм
Становлюсь молчалив,
Я в мечте
О еде.

Художник пишет море в штиль,
Другой рисует шторм,
Сады, лужки, ягнят прыжки,
А сколько женских форм.
Рисунка брезжил лишь рассвет,
Когда рождалось чувство :
Одета леди или нет --
В ней жизнь, или искусство?
Раздетым нимфам предпочту
Увидеть на холсте еду.

Еду,
Да да, еду,
Любую простую еду.
Тащи кисло-сладкое,
Шершавое, гладкое,
Всё, что сьедобно, не может быть гадко.
Филейная часть -- твоя страсть,
А спаржа без уксуса чахнет,
Дружок, не стесняйся украсть,
Съедобное дурно не пахнет.
Капуста, обрезки колбас,
Малина, турнепс подойдет,
Яйцо, шоколад, ананас
Ну всё, что полезет в рот.
Если это еда,
То -- да.
А какая еда, ерунда,
Я, копаясь в себе,
Благодарен судьбе
За одну
Лишь еду.

к оглавлению
original


Карась

Европа не разобралась
Как вкусен может быть карась.
И здесь хулители брюзжат:
Карась костляв и мелковат.
Я вижу в нем урок и ужин,
Удел, не мальчика, но -- мужа,
Манеры предпочесть игре,
К тому же нет костей в икре.

к оглавлению
original


Треска

Прескучная еда -- треска,
Мне даже мысль о ней тоска,
Не рыба, а один расход,
Без соуса не лезет в рот.
Любовь к треске и прочим тратам
Оставлю я аристократам.

к оглавлению
original


Вдохновенный повар, или Как трудно сделать это просто.

Скажу, как любитель латука:
Салат этот -- дивная штука.
А чем я приправлю латук?
Заправкой простой, без наук.

Но в вагон-ресторане и в баре
Я разбит, я в чаду, я в угаре;
На салате моем не приправа
А отрава, размазана, право!

Поверьте, заправка -- не завтрак,
И не требует дырочек в сыре,
Взбитых сливок и ромовых баб,
И, тем паче, картошки в мундире.

Заправка не суп, не компот,
Не крем заварной на водице.
В ней масло оливковое и перец,
В ней уксус и соль и горчица.

Она не грибы, не капуста --
Соленья оставим Тевтонам,
Заправка не лужа сиропа,
Не пирожок слоеный.

Во Францую что ли податься,
Проблему заправки решая,
Кефиры и каши, и детские смеси
В заправке -- ошибка большая.

Друзья, просто уксус и масло,
Без лишней возни и труда,
Но перец и соль, и горчицу
Вы мне положите туда.

Не дразня кулинаров напрасно,
Мы верны будем уксусу с маслом!
Мачту гните, порвите ветрило,
Был чтоб уксус и масло чтоб было!
И хоть Баха играйте, хоть Бруксуса,
Но подайте мне масла и уксуса!
А хор в синагоге, в мечети, в соборе
Пусть масло прославит и славный уксорри,
Не эксперт я, и скромен мой вкусус,
Но я верю лишь в масло и в уксус.
Пусть сгинут, как Рэмом погубленный Ромул,
Все те, кто манкирует лучшей из формул.

к оглавлению
original


Дегустация

Мне предложили в час недобрый
Попробовать кусочек кобры,
Сказав, не трусьте, как ребенок,
На вкус она -- точь в точь цыпленок.
Все так, но с той поры недоброй
Не ем я ни цыплят, ни кобры.

к оглавлению
original


Первопроходец

Не в честь того назвать бы улицу,
Кто первым съел сырую устрицу,
Но славен тот, кто ствол очистив
От цепких и колючих листьев,
Терпеньем ангелу подобен,
Открыл, что артишок съедобен.

к оглавлению
original


Имбирь

Бывают люди,
Для которых травы
Не все годятся в качестве приправы.
Генрих Восьмой
Считал, что очень зря
Анна Болейн ест много имбиря.

к оглавлению
original


Корюшка

О, чем нас корюшка манит?
Где герб, что ею знаменит?
Ни жира в ней, ни ценной шкуры,
Ни кости для клавиатуры.
Скромны и жизнь ее и смерть,
Рыбешка -- не на что смотреть,
И все же -- осетрину прочь,
Так я до корюшки охочь.

к оглавлению
original


Свинья

Свинья дает нам испокон
Колбасы, ветчину, бекон.
Пусть это и чистосердечно,
Но глупость страшная, конечно!

к оглавлению
original


© Марина Эскина 2008